?

Log in

No account? Create an account
Крепкая порода - не могу молчать [entries|archive|friends|userinfo]
Шели Шрайман

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Крепкая порода [Feb. 19th, 2011|08:51 pm]
Шели Шрайман
[Current Mood |lovedloved]

51.40 КБ

Рукопожатие было слишком крепким, если учесть, что скульптору Зое Рылеевой - 92 года. «Мне столько лет приходилось мять руками глину...», - скажет она мне позже. Между прочим этой женщине советские мальчики были обязаны игрушечными солдатиками из своего детства,
34.36 КБ
123.61 КБ
а страна советов - знаменитым снопом из золотой смальты при входе на выставку ВДНХ и другими скульптурами, которые стоят там и по сей день.
62.57 КБ
А вот металлическую табличку с выбитым на ней именем автора сняли еще в
1974-м году, когда «предательница родины» репатриировалась в Израиль.
33.28 КБ
Представительница седьмого поколения семьи декабриста Рылеева, казненного при приказу царя, работала на самой помпезной стройке Москвы начала 1950-х, а глину ей помогали мять политзаключенные, которых каждый день привозили сюда НКВДшники. Зоя оформляла павильон «Украина», лепила скульптуры для павильона «Грузия», знаменитых фонтанов «Каменный цветок» и «Дружба народов». Руководил стройкой Хрущев, который без конца наезжал сюда, всех подгоняя, чтобы уложились в срок. Зое запомнилось, что ни один из участников работ не ходил обычным шагом - все бегали, кто с носилками, кто с инструментами. Сталин был тогда еще жив. А вот торжественное открытие выставки после ее реконструкции состоялось в 1954-м году уже без него. И грандиозный памятник «вождю всех народов», который собирались воздвигнуть у центрального входа, так и не был установлен.

ПРИБЛИЖЕНИЕ

...Мы познакомились с ней на выставке ее безвеременно ушедшей из жизни дочери, талантливой художницы Иры Рейхваргер в музее Эйн-Харода. Зоя заметно выделялась среди множества посетителей. В ней чувствовалась порода - в том, как она держалась, в манере говорить, в одежде... Пожалуй, она даже была по-своему красива, несмотря на почтенный возраст: я имею в виду не следы былой красы, хотя и они, несомненно, присутствовали, а ту неуловимую красоту, которая отличает людей духовных, и не бросается в глаза.
188.89 КБ
Получив разрешение сфотографировать Зою, я надеялась, что снимок сможет передать ее скромную сдержанность и вместе с тем доброжелательную расположенность к окружающим, которые, возможно, отличали и ее предков – представителей дворянского рода.

Спустя месяц мы встретились с Зоей Рылеевой в ее маленькой бат-ямской квартирке, которая одновременно служила ей и студией. И тут я обратила внимание на ее особенный смех - непосредственный, как у молодой девчонки. Она показывала фотографии своих предков и возлюбленных, приклееных между строками рукописного дневника, где уместилась ее такая долгая жизнь, и вспоминала о событиях многолетней давности настолько подробно и эмоционально, словно все это случилось вчера. Как будто она жила за пределами времени, или оно просто не было для нее настолько значимо...
42.40 КБ
Исполненная экспрессии фигура бегущего солдата (памятник, установленный в Павлово-Посаде),
40.93 КБ
точеные талии отважных «ночные ведьм» (памятник, установленный в Краснодарском крае, где формировался знаменитый женский летный полк), были выполнены в стиле своей эпохи. Мое воображение поражали не они, а маленькие скульптурки, умещающиеся на книжной полке: «Спящая внучка», «Майя Плисецкая», исполненные грации, любви и тепла...
89.04 КБ
123.58 КБ
Мелькнула мысль, что если бы Зоя творила не в советских реалиях, из-под ее рук выходило бы нечто совсем иное, напоминающее своей легкостью и изяществом античные скульптуры. И в тот же момент мне открылась в альбоме фотография именно такой работы: точеные фигурки в одеяниях с ниспадающими складками, украшали ножку лампы.
27.39 КБ
«Фаянс, кобальт, золото. 1960 год» - было выведено под фотографией Зоиной рукой.

СЕМЬЯ

По линии отца Зои ее род ведет отсчет от брата декабриста Рылеева. После того, как Кондратия Федоровича казнили, вся его семья была сослана в нелюдимую Тульскую губернию, на просторах которой затерялась деревня, получившая благодаря опальным дворянам название Рылеево. Спустя много лет после казни декабристов, когда пошли разговоры о том, что их предки могут подать прошение о возвращении семье дворянства, Зоин дед собрался и поехал в Питер: он хотел вернуть утраченный титул ради детей, чтобы те смогли получить образование. До Питера ему доехать не удалось: в дороге его убили. По семейной версии, убийство было умышленным: власть по-прежнему не желала видеть в составе земства потомков Рылеева. Так что Зоиному отцу учиться не довелось: он занимался самообразованием, много читал и довольно рано покинул тульскую губернию.
29.77 КБ
Примечательно, что даже в преклонном возрасте Василий Степанович обладал такой благородной внешностью, что режиссер Сергей Бондарчук пригласил 84-летнего Рылеева сняться в его киноэпепее «Война и мир» в роли русского генерала, но он не дожил до конца съемок, и Бондарчуку пришлось многие сцены переснимать.
По линии Зоиной мамы в роду был французский еврей месье Бааль, которому Наполен Третий пожаловал дворянство за пущенный в Париже трамвай. Позже он осуществил подобный проект в Польше. Его дочь Франциска была бабушкой Зои по материнской линии.

ВОЙНА

- Наша семья жила в Киеве, в 1940-м году я поступила в Художественный институт, а летом 1941-го поехала на свою первую практику в Карпаты, - вспоминает Зоя. - 22 июня беспечно отправилась в горы на этюды, а по дороге встретила встревоженного гуцула. Он мне говорит: «Dlaczego pani gdzieś iść? Wszędzie jest wojna!» («Куда девушка идет? Кругом война!») Вместе с подругой Асей Цион, которая впоследствии стала известным живописцем, мы добирались домой под бомбежками - где пешком, где грузовиками. Когда пришли в институт, увидели на стене свои фотографии в черных рамках – нас уже все считали погибшими. Потом была поспешная эвакуация в Казахстан. И там я встретила Яна...

ЛЮБОВЬ

- Это была любовь с первого взгляда! – восклицает Зоя, у которой до встречи с Яном была всего одна любовь – еще в школе, с мальчиком по имени Сергей Бонгарт (ныне – известным художником, членом пяти академий, живущим в США).

- «Удар молнии»? Как у Булгакова?

- Да. Именно так. Я шла по степи, оглянулась и встретилась взглядом с незнакомым мужчиной. Его голубые глаза сияли дивным светом. Между нами словно луч сверкнул. Это был такой восторг – и душевный и физический! Посреди войны и людского горя передо мной вдруг открылся какой-то удивительный мир. Разве такое бывает случайно? С той минуты мы не расставались, но нам было отпущено так мало... В середине войны Яна Форемняка отправили поднимать партизанское движение в Польшу, откуда он был родом. И больше я его не видела. В 1944-м его убили.
37.87 КБ
В Москву я попала в 1942-м благодаря Яну, - продолжает Зоя. - Когда его туда вызвали накануне заброски в Польшу, он тут же прислал вызов и мне, похлопотал о продуктовой карточке и помог перевестись из Киевского института в Московский.

Когда Яна убили, я перебралась из ведомственного общежития к тетке – родной сестре отца, которая жила в Москве. А после войны ездила по приглашению родных Яна на открытие его памятника в местной школе – я вылепила для него барельеф. Меня приняли в Польше очень тепло: Ян успел рассказать обо мне своим близким. Его брат был известным в Польше мореплавателем, капитаном, водившим суда по всему миру. Я поддерживала связь с родными Яна на протяжении многих лет.

Потом я вышла замуж за Ростислава Осьмеркина – племянника знаменитого Александра Александровича Осьмеркина, участника художественной группы «Бубновый валет», профессора живописи.

Наш сын Геннадий с 1975-го года живет в Америке,
28.40 КБ
он известный дизайнер, преподает в нью-йоркской Школе искусств...
А с его отцом мы прожили совсем недолго: он был красивый, импозантный мужчина, живописец, но творческих точек соприкоснования у нас было мало. Я занималась скульптурой, а он зарабатывал на жизнь ретушью портретов. А вот его дядя производил на меня колоссальное впечатление. В общении Алпександр Александрович был невероятно легок, но при этом оставался очень целомудренным, тонким и духовным человеком. Когда он входил в комнату, в ней даже атмосфера становилась иной – появлялось ощущение света, гармонии, все вокруг него оживало. Я не переставала восхищаться этим человеком.

Во время работы на ВДНХ, куда я попала сразу после окончания института, я работала с известным архитектором Тацием, - продолжает Зоя. - Он был дружен с Хрущевым, которого знал еще по Украине.
269.21 КБ
Таций выиграл конкурс на проект павильона «Украина», а мне поручили его декоративное оформление. Между нами завязались отношения: Алексей Александрович стал мои гражданским мужем, у нас родилась дочь. Но после окончания строительства ВДНХ его вызвали назад в Киев, а я осталась в Москве, где у меня было очень много работы. Я занималась парковой скульптурой, проектировала фонтаны. Мы встречались с гражданским мужем только, когда он приезжал в командировки в Москву. Позже Алексей Александрович получил предложение поработать в Китае, и в эту длительную командировку он собирался ехать со мной, но планам не суждено было осуществиться: их нарушила трагическая гибель мужа в дорожной аварии, когда он поднимался в Карпатские горы, где по его проекту строился санаторий.

Героем моего последнего романа был бывший однокурсник Кологривов, сын правнучки Пушкина – Софьи Воронцовой-Вельяминовой, с которым мы встречались несколько лет. Как же его звали? - Зоя пытается вспомнить и, наконец, произносит, - Ах да, ну конечно - Олег!... А потом я уехала вслед за дочерью в Израиль, где меня ждала совсем другая жизнь.

ТВОРЧЕСТВО

- У нас в роду не было ни художников, ни скульпторов - одни любители изящной словесности. Так что я оказалась первой художницей. Да, именно так – сначала я была художницей. Начинала учиться живописи в Киевском художественном институте, во время войны продолжила учиться в Московском художественном институте имени Сурикова, а диплом получала в Московском институте прикладного и декоративного искусства – уже на факультете скульптуры. Когда Ян погиб, я так переживала его гибель, что потеряла художественное видение: все краски вдруг исчезли, остались черно-белые. А к скульптуре меня подтолкнул Александр Александрович Дейнеко, который преподавал нам живопись. Однажды на занятии я взяла в руки пластилин и о чем-то задумавшись, вылепила женскую головку. Из оцепенения меня вывел голос преподавателя: «Да ты же у нас скульптор!» Так, благодаря Дейнеке я начала изучать скульптуру. Кстати, и свою дипломную работу – лирическую скульптурную композицию «На катке» сдавала Дейнеке: Александр Александрович не преминул вспомнить о том, как вовремя он разглядел во мне скульптора.

А вот у мамы насчет моих способностей к скульптуре была другая версия. Когда ее мать умерла, она жила в семье Бааля, у своего дяди и изучала медицину. Однажды ей довелось попасть лекцию профессора из Франции, который рассказывал о способности плода воспринимать музыку и живопись на стадии внутриутробного развития. Маму этот факт настолько впечатлил, что, когда она забеременела, стала часто ходить на выставки, где выставлялась скульптура, которую она очень любила. Она часто потом повторяла: «Я тебя запроектировала тогда быть скульптором».

Сразу после защиты диплома меня направили на реконструкцию ВДНХ – работы на павильоне «Украина» тогда еще только начиналась. Я была соавтором архитектора Тация и создавала орнаментальные керамические украшения – арку изобилия, сноп из золотой смальты, листья... Этот период длился четыре года – с 1950-го по 1954-й.

- То есть в сталинские времена? Вы их ощущали?

СТАЛИНСКОЕ ВРЕМЯ

- Сталинские репрессии обошли нашу семью стороной, - говорит Зоя. – Я слышала, что в нашем доме ночью увели нескольких людей, но я была с ними не знакома. А когда мне дали в подсобники политзаключенных в стеганках с лагерными номерами, все мое общение с ними сводилось к словам: «принеси» и «подай». Они работали под охраной, а я была еще совсем девчонкой, многого не понимала. Да и трудились мы в таком сумасшедшем темпе и по 14 часов в день... не было лишней минуты, чтобы нормально поесть, не то что отвлекаться на разговоры.

Мы жили в большом доме на проспекте Мира, где Моссовет выделил мне квартиру в честь 150-летия со дня восстания декабристов – во многом благодаря участию Веры Мухиной. Но тут была своя предыстория. Ассистентка Веры Игнатьевны преподавала у нас в институте, а мы тогда с тетей, у которой я жила, очень бедствовали. Преподавательница рассказала Мухиной обо мне, и та попросила привести меня к ней. Вера Игнатьевна была очень благородным и добрым человеком, отзывалась на чужую беду. Она встретила меня очень тепло, расспросила о семье, а потом написала просьбу в Союз писателей о предоставлении помощи представительнице рода декабриста Рылеева. И мне тогда действительно помогли, а кроме того, власти узнали о нашем существовании.

Дом, где я получила квартиру, считался престижным, в нем жили заслуженные люди - например, штурман полка «ночных ведьм» Лариса Литвинова, с которой мы подружились. Позднее я сделала несколько памятников, посвященных этим отважным летчицам.

ИЗРАИЛЬ, 1974-й ГОД

- В Израиль я уехала, просто закрыв свою мастерскую и оставив все, что там было. Мне нужно было срочно вывозить из страны старшего сына и помогать дочери, у которой в Израиле родились дети и было много поездок за границу. Ее выставки с успехом проходили в Европе и Америке, где все работы сразу раскупались – ни одна назад не вернулась...

За мной и сыном тогда уже плотно следили: «органы» прослушивали телефонные разговоры с Израилем и Америкой, буквально «висели на хвосте». Вопрос отъезда даже не обсуждался: мы должны были срочно уезжать. В Вене наши дороги с Геной разошлись: он полетел к невесте в Америку, а я – к Ире в Израиль. В Москве оставалась моя внучка Виктория – дочь сына от его первого брака. Фамилия Осьмеркин в России почитаема, что в какой-то степени помогло Вике добиться признания и успеха. Но, главное, конечно, гены – она очень талантливый живописец и дизайнер.

Ну а я, прибыв в Израиль, скульптурой уже почти не занималась – помогала дочери растить внуков. Иногда делала по одной работе для какой-нибудь выставки и все. А мои проекты фонтанов для израильских городов так и остались невостребованными.

Руки у меня до сих пор крепкие - я работала с глиной иной раз по 14 часов в день. Приходила домой и падала. Если бы не помощь моей мамы, которая жила с нами и занималась моими детьми, не представляю, что бы с нами было...

ЛИЧНОЕ

...Я все не решаюсь задать Зое самый непростой вопрос: можно ли когда-нибудь примириться с утратами, связанными со смертью дочери и любимого мужчины? Как это можно пережить? Или такое не проходит никогда? Но она неожиданно сама затрагивает эту тему, показывая мне эскиз барельефа дочери для ее надгробья, над которым сейчас работает.
38.23 КБ
- Когда в результате врачебной халатности погибла моя дочь Ира, я спасалась тем, что уходила в работу, - произносит Зоя после долгой паузы. - Что-то лепила, или уходила на природу писать пейзажи. За работой время летело незаметно, голова и руки были постоянно заняты, и это приносило мне хоть какое-то облегчение...

А когда погиб Ян – единственный мужчина, которого я любила, это так сильно на меня подействовало, что я почти на двадцать лет потеряла способность к художественному видению и вернулась к живописи уже в Израиле. То же самое спустя много лет произошло и у моего внука Моти после смерти его мамы: он учился тогда на отделении скульптуры в Нью-Йоркской Академии и в результате сильного стресса, связанного с гибелью Иры, потерял способность воспринимать форму и вынужден был вернуться в Израиль. К счастью, у него проявились способности в архитектуре – видимо, дедушкины гены проснулись: сейчас Моти учится на архитектора, у него очень талантливые работы. И скульптуры у него были потрясающие – вы увидите их снимки в конце моей семейной летописи...

- Какой период жизни был у вас самым счастливым? – пытаюсь я увести Зою от грустной темы.

- Любовь, рождение детей. Завершение работы над проектом. Когда открывали мой очередной памятник, и я видела, какие сильные эмоции он вызывает у людей, это всякий раз передавалось мне и вызывало в душе такое необыкновенное тепло и облегчение...

- Может, мой вопрос покажется вам нелепым, и все же я его задам: может ли наскучить такая долгая жизнь? Вы столько повидали на своем веку, пережили очень многих из тех, кого знали...Вас уже трудно чем-то удивить...

- Я чувствую, что нужна внукам. Они все время меня теребят, чтобы я жила. Получается, что живу ради них... А вот скульптурой занимаюсь все реже и реже. Кроме барельефа дочери работаю еще над барельефом для собственного надгробья, вот, пожалуй, и все на сегодняшний день...

- Барельеф для собственного надгробья?!? Что вы при этом испытываете?

- Ничего, - негромко произносит Зоя. - Для меня это просто работа...

- О чем вы мечтаете в 92 года?

- У меня уже давно нет никаких желаний и я не мечтаю о чем-то для себя. Все мои мысли связаны только с внуками: так хочется, чтобы у них было все хорошо. Они у меня все такие замечательные – добрые, талантливые...

- Я вот сейчас подумала, что след, который вы после себя оставили в России - столько памятников по всей стране, и в том числе на ВДНХ – все это переживет еще не одно поколение людей, живущих в России...

- К сожалению, и у памятников есть свой предел прочности. Я так переживала, когда узнала, что все устройство знаменитого фонтана Дружба народов, для которого я вылепила сноп из золотой мальты, проржевало и пришло в негодность. В свое время техник получил за эту сложнейшую конструкцию сталинскую премию!

...У памятников есть свой предел прочности, Зоя права. И человеческая порода по-прежнему остается самой крепкой. И особенно, когда речь идет о таких, как она...

Шели Шрайман, опубликовано в приложении "Окна" ("Вести")
Фото автора и из дневника-летописи Зои Рылеевой
P.S. Во избежание юридических неприятностей с "Вестями", при ссылке обязательно указывайте издание - газету "Вести", где была напечатана статья, и автора

LinkReply

Comments:
[User Picture]From: liftior
2011-02-19 07:26 pm (UTC)
солдатиков я хорошо помню. такие, какие надо были солдатики.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: sashagalitsky
2011-02-19 07:32 pm (UTC)
спасибо
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: natali_ya
2011-02-19 07:41 pm (UTC)
Спасибо!!!

Очень интересно.

Знаете, мне не раз приходила мысль, что в Израиле очень много людей с интересными биографиями, достойными того, чтобы о них написали. например, я знакома с 75-летней женщиной, репатрианткой из Союза. Родилась она в Румынии, её родители накануне войны бежали в СССР и оказались в ссылке в Солехарде, без паспортов и права выезда. Вся остальная родня из Румынии перебрались в Палестину. Все они её тут очень хорошо приняли, среди них есть работник израильского радио, врачи, научные работники... Это уже младшее поколение, русского языка они, естественно, не знают, она с ними общается частично на иврите, частично на идиш, частично по-немецки.

Дам ссылку на ваш пост в своём журнале.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: shraiman
2011-02-19 11:25 pm (UTC)
Я постоянно встречаю таких людей и все время их ищу здесь.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: natali_ya
2011-02-20 08:58 am (UTC)
Если вам интересно, то я могу дать координаты этой женщины. Она, конечно, не скульптор или художник, она была учительницей математики. Она рассказывала мне, как поехала учиться в институт. В год, когда она окончила школу, как раз разрешили выезд с места ссылки и дали паспорта, но она ещё не успела получить паспорт, ехала в поезде со справкой, иначе опоздала бы к приёмным экзаменам.
И ещё её дедушка какой-то известный рав, я не помню имени, просто эта женщина рассказывала, как на встрече родственников, многие из которых видели её в первый раз, её представляли как внучку этого рава и говорили: "Знаете, чья она внучка Такого-то!"
Причём, все её рассказы - правда, потому что я видела некоторых из этих родственников, например, тот работник радио, приезжал к ней в больницу, когда она там лежала, персонал больницы узнал его в лицо и спрашивали, кто он ей. Он как раз получил какой-то французский орден, он и на французском радио что-то там ведёт, и по просьбе этой женщины привёз орден показать ей, я видела это орден, красивый такой, голубой.
Рассказываю, как ребёнок. )))
Просто я не запоминала имён, мне это не нужно было.
И вообще, там много ещё всего. Например, в Петах-Тикве живёт другая семья, приехавшие в Израиль в 70-е, как только получили паспорта. Эта семья жила с той женщиной, о которой я рассказываю в одной коммуналке, в Израиль они выехали, конечно, не из Солехарда, оттуда не дали бы разрешения, она, кажется, в Черновцы поехали, и уже оттуда в Израиль. История этой семьи и сама по себе интересна, и они тут как родные. Родные не всегда так друг о друге заботятся, как эти две семьи, сдружившиеся в ссылке в коммунальной квартире.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: shraiman
2011-02-20 09:39 am (UTC)
Пошлите на всякий случай в "личку" - а вдруг?
Главное - не статьи, а то, что встречи с такими людьми делают нас лучше и добрее)
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: natali_ya
2011-02-20 10:59 am (UTC)
Непременно пришлю, только спрошу её согласия. Сейчас звонила ей, что-то телефон не отвечает.

Но дело не только в ней, вообще, масса историй. Например, я знала двух очень пожилых женщин, они обе недавно умерли. Там потрясающая история. Их родители приехали в Палестину из России в начале прошлого века, в каждой семье родились сын и дочь. Семьи приехали вместе, крепко дружили, построили дом на две семьи. Дети подросли, и мальчик из одной семьи женился на девочке из другой. Но этот выросший мальчик доставлял много беспокойства английской администрации, его несколько раз арестовывали, в конце 30-х годов выслали его с женой и трёхлетним сыном в Союз. Он был очень левых взглядов, а Союз тогда в Израиле считали светочем социализма, так что родня была уверена, что он будет там счастлив. Что было потом с этой семьёй, понятно. И мужчина этот погиб, а потом и сын... А эта, уже весьма старая женщина, с родившейся позже и уже тоже немолодой дочерью всё же вернулась в Израиль в 1990 году. Снова встретилась со своей роднёй.
Если бы я была журналисткой, то ещё тогда написала бы об этой семье.

И ещё, и ещё... есть у меня такие знакомства.

(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: magpie73
2011-02-19 08:21 pm (UTC)
очень интересно, спасибо
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: norka_0
2011-02-19 08:30 pm (UTC)
Вау! Спасибо за текст! Она живет в Бат Яме! Не ожидала!
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: lanatoly
2011-02-19 10:05 pm (UTC)

буквоедство.

Спустя сто лет после казни декабристов, когда пошли разговоры о том, что их предки могут подать прошение о возвращении семье дворянства, Зоин дед собрался и поехал в Питер:

В 1925?
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: shraiman
2011-02-19 11:25 pm (UTC)

Re: буквоедство.

Спасибо, исправила)
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: _lenin_
2011-02-19 11:30 pm (UTC)
Спасибо! У меня тоже были в детстве такие солдатики
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: sveta_yan
2011-02-20 08:14 am (UTC)
Здорово.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: shraiman
2011-03-02 05:33 pm (UTC)
Спасибо, брателла!
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: mozgovaya
2011-03-02 04:57 pm (UTC)
Здорово :-))
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: shraiman
2011-03-02 05:32 pm (UTC)
Спасибо!
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: artbug
2011-08-24 09:17 am (UTC)
Добрый день!

Хотелось бы по-больше узнать о солдатиках, которые Зоя Васильевна сделала. Остались ли архивы ее работ?
(Reply) (Thread)